Витебск - «город проезжий»: Александр I - Форум родителей Витебска
Вернуться   Форум родителей Витебска > Наш Витебск > Витебск исторический

Важная информация

  Создать новую тему Ответ
Старый 10.12.2013, 04:24   #1
SEO
Участник
 
Аватар для SEO
 
Регистрация: 04.04.2013
Адрес: Менск
Сообщений: 821
Имя ребенка: ¡ иɯʎdʞ ин ʞɐʞ 'ɐнɔɐdʞǝdu qнεиЖ
ДР: 19.02.2011


Лампочка Витебск - «город проезжий»: Александр I

Сфинкс, не разгаданный до гроба, о нем и ныне спорят вновь», - писал князь Петр Вяземский почти через полвека после смерти Александра I (1777-1825). Эти слова актуальны и сейчас по прошествии 180 лет со дня кончины императора. Действительно, Александр I, или, как его называли в народе, Александр Благословенный, - одна из самых загадочных и противоречивых фигур в истории России.



Усердный ученик республиканца Лагарпа, убежденный реформатор, искренний враг рабства, основатель университетов и лицеев, освободитель Европы и победитель Наполеона... Да, но этот же человек виновник многих неудач русских войск, насадитель военных поселений, друг реакционера Аракчеева, гонитель Пушкина, основатель «Священного союза», призванного уничтожить заразу европейского свободолюбия.

Современники говорили о таких чертах характера и поведения Александра I, как скрытность, лицемерие, непостоянство: «сущий прельститель» (М. М. Сперанский), «властитель слабый и лукавый» (А. С. Пушкин), «коронованный Гамлет, которого всю жизнь преследовала тень убитого отца» (А. И. Герцен). Отмечали в нем и «странное смешение философских поветрий века просвещения и самовластия». Генерал П. А. Тучков отметил в воспоминаниях, что уже «при начале вступления на престол» Александра «из некоторых его поступков виден был дух неограниченного самовластия, мщения, злопамятности, недоверчивости, непостоянства и обманов». А. И. Тургенев (брат декабриста Н. И. Тургенева) называл Александра I «республиканцем на словах и самодержцем на деле» и считал, что «лучше деспотизм Павла, чем деспотизм скрытый и переменчивый Александра». А вот впечатления французского императора Наполеона от встреч с Александром I: «Русский император - человек, несомненно, выдающийся; он обладает умом, грацией, образованием; он легко вкрадывается в душу, но доверять ему нельзя: у него нет искренности. Он тонок, фальшив и ловок».

Александр I неоднократно бывал в Витебске, и воспоминания об этом мы находим в мемуарах первого витебского гражданского губернатора Сергея Алексеевича Шишкина (1762-1833). О моменте своего назначения на должность Шишкин пишет: «Государь был столь ко мне милостив, были вакансии в Архангельск и в Олонец, он изволил сказать: «Ему будет там скучно. В Польше веселее». Пожаловал мне на проезд 3000 р. и я 20 июля [1802 г. - В.Ш.] и отправился к должности».

Войны с Францией превратили западные губернии России в огромный военный лагерь, а затем и арену сражений. Витебску и всей губернии сполна пришлось испить чашу тягот и бедствий.

Ратные дела и были причиной приезда императора в Витебск, а вместе с ним и других известных военачальников и сановников. Сергей Шишкин вспоминал, что Витебск - «город очень проезжий» и он сам «часто имел посещение от знатных вельмож».

«Сентября 11 числа 1805 - пишет Шишкин - прибыл государь император, изволил входить в приготовленный для него дом г-жи Литкевичевой (что ныне Северина), кушал чай и отправился в путь. Сие было в три часа по полуночи, город был иллюминирован».

Еще в течение 4 дней через Витебск двигались русские войска, но впереди их ожидало горькое поражение под Аустерлицем (20 ноября 1805 г.). И на обратном пути у Александра I не было желания афишировать свое пребывание в городе в качестве побежденного: «После Аустерлицкого сражения государь изволил возвратиться в Петербург через Витебск, где только переменил лошадей, и я [С.А.Шишкин - В.Ш.] один имел счастье его видеть».

В конце июля 1807 г. после подписания унизительного для России мирного договора в Тильзите, Витебск стал «гауптквартирой» нового главнокомандующего русской армией графа Федора Федоровича Буксгевдена. Армия расположилась лагерями от Дисны до Велижа, и ее содержание потребовало немалых усилий: «Погода пошла дождливая, биваки не годились, ибо начали пребывать больные и требовали контонир-квартир. Почты от посылаемых ежечасно курьеров пришли в изнурение. В прибавок к вышеозначенному числу войск пришло 16 рот конной артиллерии под командой графа Аракчеева, приехал генерал-интендант князь Волконский из Вильны с ним множество провиантских и комиссариатских чиновников и Витебск сделался как столичный город. Начались людные собрания, везде по улицам множество офицеров, беспрестанный приезд в гаупт-квартиру. Для начальника губернии каково? Но с помощью всевышнего все устроилось, все успокоилось...».

Сентябрь прошел в томительном ожидании прибытия для инспекции войск самого государя, но только к вечеру 1 октября Александр Павлович прибыл в Витебск. Шишкин вспоминает: «Я заготовил хороший дом губернского маршала для принятия его величества. Но государю угодно было остаться на почтовом дворе. Я один имел счастье быть допущен к его императорскому величеству, принят был отменно милостиво. Государь тут пробыл часа полтора, кушал чай и беспрестанно со мной разговаривать изволил, даже шутил, называя всегда «Сергей Алексеевич». Говоря о дорогах, изволил сказать: «Мне сказали, что дорога дурна. Я этого не нахожу. Я вдвое суток приехал, мокро немного. Какова до Полоцка?» Я докладывал, что должна быть грязна от непрерывных дождей. Перед государем поскакали в Полоцк главнокомандующий и генерал-адъютант и взяли лошадей под государя назначенных. Его величество приехав на одну из станций не нашел хороших лошадей так, что отскакав несколько верст, они начали приставать и император заехал к одному помещику, который дал тотчас своих собственных. Почт-смотрителя приказал фельдъегерю арестовав, отвезти в Витебск. В Полоцке был очень доволен, как войсками, так и городом и в знак своего благоволения голове пожаловал золотую табакерку.

Проезжая из Полоцка через Витебск в Оршу, изволил со мной говорить в кабинете очень милостиво, положа мне руку на плечо, и рассказывал, что с ним в вояже сучилось. Простил притом почт-смотрителя сими словами: «Ты знаешь, я никому зла делать не люблю, я видел его жену, детей. Они меня разжалобили, прикажи его отправить к месту». Через сутки опять в Витебск приехать изволил в 6 часов утра и отправился в дом губернского маршала Цехановецкого, для его величества назначенный. Я его встретил. И изволил мне сказать: «Ну, слава богу, все кончилось, и все нашел лучше, чем воображал. Пусть теперь будет другая погода».

Вошед в дом, очень оным любовался и извинялся, что обеспокоил хозяина, потом, поклонясь, изволил сказать: «Теперь лягу спать, признаюсь, что устал».
Я спрашиваю графа Толстого: «Может ли дворянство иметь счастье быть представлено?» Он доложил государю - позволено. Я спрашиваю: «В котором часу?». Граф говорит: «Часу в двенадцатом». Я поехал домой, послал повестку, чтобы съезжались во дворец, и сам в 11 часов туда явился. Собрались чиновники. Я их представил императору, который, откланявшись, изволил уйти в свой покой. Потом, сошед по маленькой лестнице, сел на лошадь и поехал. Граф Толстой сказал, чтобы все приглашенные к обеду тоже остались, что государь, верно, не долго будет прогуливаться. В 3 часа он изволил возвратиться, объехав все лазареты, и мимоходом заходил в острог или городскую тюрьму, где был очень недоволен, что окошки малы, нет свежего воздуха, и что арестанты строго содержаться. Все мне сие говорят, но я остаюсь, спокоен, потому что тюрьма строена несколько лет прежде моего правления. Прокурорская должность смотреть, чтобы подсудимые обременены излишне не были, также и чистота остается на его отчете. Судятся они все уголовной палатой, которая по вине предписывает, как их содержать в колодке или цепях. Однако тут остался виноватым я, как хозяин.

После обеда, мы, через графа Толстого, докладываем государю, что дворянство приготовило бал, на который осмеливаемся просить его величество. Принято сие очень милостиво и государь обещал осчастливить нас своим посещением. Между тем, Сперанский, который был штат-секретарем при государе, просит меня, чтобы я отвез на его квартиру. Сели со мной в карету. Он сказывает мне, что государь недоволен острогом, и ему поручить изволил завтра туда съездить и осмотреть, чтобы между тем я ему прислал список арестантов с означением их преступлений и времени их задержания. Вечером граф Буксгевден, будучи у императора, начал говорить обо мне и пожаловании аренды, ибо в Сураже государь изволил ему сказать, что мне назначил бриллиантовые знаки Св. Анны, но граф просил лучше аренды, и государь приказал ему сие исполнить. Но тут изволил сказать: «Я знаю, что он очень хороший человек. Мне жаль самому, что я нашел в остроге беспорядочно. В период я не забуду».

В 12-м часу изволил приехать на бал. Я его встретил на крыльце с чиновниками. Был очень весел и много танцевал, любуясь домом и обществом. Как доложили, что готов вечерний стол, он, взглянув в столовую, изволил ретироваться. Мы все поехали за ним в след. Граф Толстой выносит губернскому маршалу орден Св. Анны 1-й степени, а он был статский советник, полицмейстеру бриллиантами осыпанный перстень - один я к несчастию остался, который смог его прогневить неумышленно.
В 3 часа за полночь он изволил отправиться в Петербург, откланявшись с нами весьма милостиво.
В 9 часов я приезжаю к М. М. Сперанскому и спрашиваю, что он нашел неисправным в остроге. Тот отвечает мне, что тюрьма как тюрьма и иначе быть и не можно, но что это была несчастная для меня минута, что государю не понравилось, обещая мне при докладе объяснить государю. Больно мне сие было чрезмерно, что все усердие, труды мои остались тщетны, и что тот остался недовольным, которому все стремление и усердие мое было делать угодным».
Обиженный Шишкин подал прошение об отставке, которое было удовлетворено императором.

В последние годы своего правления Александр I становился все мрачнее, все чаще уединялся, все чаще старался уехать то за границу, то в дальние края России, словно бежал от самого себя. Возможно, Александр испытывал безотчетную вину перед народом, который так и не получил от него вожделенной свободы; отсюда его стремление дойти во время своих путешествий по стране до каждого слоя общества, все увидеть воочию. Возможно, в этих его долгих разъездах давал себя знать и страх перед возможным покушением, тем более что сведения о создании тайных обществ поступали регулярно.

В сентябре 1825 года император выехал на юг, его маршрут пролегал по низовьям Дона, затем по крымскому побережью. 27 октября на пути из Балаклавы Александр простудился и по прибытии 5 ноября в Таганрог уже был тяжело болен. Болезнь обострялась. 14 ноября царь впал беспамятство. В бреду, он несколько раз повторял по адресу заговорщиков: «Чудовища! Неблагодарные!». Врачебный консилиум постановил, что надежд на выздоровление нет. 16 ноября Александр «впал в летаргический сон», который сменился в последующие дни конвульсиями и агонией. 19 ноября (по новому стилю 1 декабря) в 11 часов утра император скончался.

Неожиданная смерть Александра I, ранее почти никогда не болевшего, отличавшегося отменным здоровьем, еще не старого (ему не было и 48 лет), породила слухи и легенды. В дальнейшем среди многочисленных слухов наиболее широкое распространение получила легенда о «таинственном старце Федоре Кузьмиче», под именем которого долгие годы (до 1864 года) якобы скрывался император. Вокруг легенды возникла обширная литература как научная, так и художественная, но споры не прекращаются.
SEO вне форума   Ответить с цитированием
3 участников поблагодарили SEO за этот пост:
Старый 15.12.2013, 07:40   #2
SEO
Участник
 
Аватар для SEO
 
Регистрация: 04.04.2013
Адрес: Менск
Сообщений: 821
Имя ребенка: ¡ иɯʎdʞ ин ʞɐʞ 'ɐнɔɐdʞǝdu qнεиЖ
ДР: 19.02.2011


Хорошо Re: Последний император на Витебщине

Пребывание монарших особ в провинциальных городах, обычно, надолго остается в памяти современников и неизменно привлекает внимание краеведов.



О пребывании в нашем крае последнего российского императора Николая II упоминалось не часто, да и вскользь. Несмотря на то, что соседний Могилев с августа 1915 г. стал «военной столицей» Российской империи и естественно император не мог обминуть Витебщину.

Между тем, первый приезд императора в Витебск широко известен благодаря автобиографии Марка Шагала «Моя жизнь», которая была написана художником в начале 1920-х гг. Вместе с изданной на многих языка мира книгой, растиражированы и воспоминания художника о посещении города Николаем II: «Мне вспомнилось, как нас, школьников, водили за город приветствовать государя, прибывшего в Витебск, чтобы принять парад войск, отправлявшихся на фронт (шла русско-японская война). Вышли мы затемно. Возбужденные, заспанные мальцы сбивались в стайки и тянулись через заснеженное поле. Потом нас выстроили вдоль железнодорожного полотна.

Так, стоя на снегу, мы долго ждали императорского поезда.

Во избежание покушения на августейшую особу состав остановили посреди поля.

Наконец появился царь, очень бледный, в простой военной форме.

Издали было плохо видно, мы тянули шеи, но нас поставили тесно, как баранов в стаде, не пошевельнуться...

Падал снег. Издали и совсем рядом слышались возгласы «ура!» из тысяч глоток. Национальный гимн застывал на холоде и превращался в жалобные завывания. Оркестры играли одновременно в нескольких местах...

Царь облепленный снегом, принимал, парад, по временам приветствуя проходящие войска».

В своих воспоминаниях Шагал не приводит даты события. Но это несложно установить, обратившись к «Дневникам» Николая II:

«30-го октября. 1904 г. Суббота.

С утра шел сильный снег и слегка таяло. Не доезжая Витебска, на платформе была встреча от города и уезда и почетный караул от 49-го драгунского Архангелогородского полка. Сел тут же на лошадь и поехал к месту парада 41-й пехотной дивизии. Отлично представились: 161-й Александропольский, 162-й Ахалцыхский, 163-й Ленкоранский и 164-й Закатальский полки. Благословив их и простившись с ними, вернулся в поезд. В 12¼ тронулись в обратный путь».

Вот так, по будничному, отрешенно и безучастно о событии, к которому четыре дня готовился весь город, свозились войска из Борисова, Могилева. Для Николая II это был обычный смотр войск отправляющихся на войну с Японией.

Но местная пресса не могла быть такой немногословной. 30 октября в «Витебских губернских ведомостях» появилась информация о подготовке к монаршему визиту - предварительный смотр войск, спешный ремонт дорог, сооружение трибуны для имеющих «именные билеты», ограждение канатом пространства для публики, имеющей билеты из канцелярии полицмейстера. Площадки, лестницы были убраны флажками и «материями национальных цветов».

На следующий день, более полосы витебских «Ведомостей» было отдано репортажу о визите: «Знаменательный день в жизни города, оставивший в сердцах витеблян глубокое, непередаваемое словами впечатление и чувство светлой радости. Это высокоторжественное событие сохраниться в памяти очевидцев на всю жизнь, а воспоминания о нем будут переданы поколениям».

И далее, со всеми подробностями о событии. С 6 часов к месту встречи, в нескольких верстах от Витебска по Городокскому шоссе, стали стягиваться войска. В 7 часов потянулись «длинные ряды» учащихся всех учебных заведений города и вместе с ними горожане - движущаяся масса людей слилась в «одно сплошное темное, бесконечное море голов».

В 10 часов прибыл императорский поезд. После рапорта командующего войсками император обошел строй. Затем Николаю II были представлены депутации: от духовенства, дворянства, представителей городского управления и мещан, земских начальников и крестьян, раскольников и евреев. Особенно трогательным было представление от витебского Малого приюта - «крохотная» девочка, поднося хлеб-соль на расшитом полотенце, сказала: «Прими, Государь, от маленького приюта. Не мудра наша работа, угодить Тебе охота».

После приема депутаций, императору подали вороного коня и верхом, медленно он объехал строй учащихся, вольно-пожарной дружины, велосипедного общества «Унион», городских чиновников и представителей от еврейского купечества.

Затем Николай II приблизился к войскам, численность которых достигала 16 тыс. человек. Государь имел беседу с офицерами. После раздалась команда: «Шапки долой!», все стали на колени, и император благословил иконой войска. Так был благословлен каждый полк. После чего монарх проехал вдоль всего фронта, «чтобы видеть лицом к лицу каждого воина» - «в этот момент одушевление войск достигает наивысшего напряжения». Все взоры обращены на «возлюбленного Вождя», гремит могучее «ура», летят вверх папахи, звучит «Боже, царя храни»... После отправления поезда и прощальных возгласов войск и публики, все стихло. Толпы людей растеклись по улицам, разнося по городу впечатления о «царском смотре».

На обратном пути, в 3 часа дня на станции Полоцк Николай II «изволил обходить выстроенных на платформе кадет полоцкого корпуса».

По результатам поездки, его императорское величество пожертвовал по две тысячи рублей для беднейших жителей Витебска и Двинска и повелел на три дня освободить учащихся Витебска от занятий. Последнее, надо полагать, вызвало у учащихся не меньший (если не больший) восторг, чем возможность увидеть своего правителя, и компенсировало многочасовое стояние на холоде.

Николай II, наверно, как никакой другой правитель России много путешествовал по стране. А с началом I Мировой войны император буквально живет в поезде. Его дневник фиксирует череду бесконечных разъездов: «19-го декабря. 1914 г. Пятница. Хорошо выспался и встал в 8½ после остановки в Витебске. Ехали весь день новыми местами, которые до сих пор проезжали ночью».

Императрица, опекая госпитали и раненых, в суровую годину войны также не сидела на месте. 8 мая 1915 г. она вместе с детьми сделала остановку в Витебске, о чем сообщала в письме к своему мужу:

«...Погода дивная, все покрыто зеленью, - такая перемена после Царского! До сих пор все шло великолепно, и сейчас мы остановились на 3 часа для отдыха, что очень хорошо, потому что у меня спина сильно болит. Мы были в соборе, молебен продолжался 5 мин. Я должна признаться, что епископ Кирилл показался мне рамоли [старчески расслабленный, впавший в слабоумие человек - В.Ш.]. Затем посетили 4 госпиталя. Сестры моей Крестовоздвиженской общины работают в одном из них с августа. В другом - доктора и сестры из Ташкента. Всюду хороший воздух, чисто и хорошо. Мы снимались группой с массой раненых в саду. Из Курляндии приходят поезда, переполненные евреями. Они представляют грустное зрелище со своими узлами и маленькими детьми.

Город очень красив с моста. Дети завтракали с губернатором и Мезенцовым, затем последний сидел со мной, - такой милый человек и хороший работник, по-видимому.

Сейчас мы осмотрим один из его складов, 3 лазарета и дворец, в котором живет губернатор, так как там помещается склад, находящийся под моим покровительством. Мы уезжаем опять в 7...

Когда мы возвращались, на вокзале были выстроены все выздоравливающие и школьники.

Чудный заход солнца - совсем лето - такая пыль! Окончу это письмо завтра в Царском».

30 октября 1915 г. сам император вновь сделал остановку в Витебске для проведения смотра 78-й пехотной дивизии. В воспоминаниях начальника дворцовой охранной агентуры Александра Спиридовича сохранились любопытные подробности визита: «Под проливным дождем Государь обходил полк за полком и благодарил за подвиги. Наследник храбро месил грязь около Государя, желая видеть всех. Перед прохождением полков Государь заметил группу полковых дам, мокнувших под дождем, лишь бы видеть Государя с Наследником. Его Величество послал флигель-адъютанта пригласить дам в приготовленную для него палатку, которой не пожелал воспользоваться. На обратном пути в поезд Государь заехал в Собор. Он был переполнен народом. Стеной стоял народ на улицах, несмотря на отвратительную погоду. Энтузиазм был большой».

В Центральном Государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга сохранились фотографии, запечатлевшими пребывание Николая II в действующей армии на территории Витебщины в 1916 г.: 16 января - смотр войск в окрестностях Орши; 30 января - в окрестностях Дриссы (сейчас - Верхнедвинск); 31 января - в окрестностях ст.Борковичи; 7 февраля - в окрестностях местечка Дуниловичи.

В записях Николая II от 11 февраля 1916 г. вновь фигурируют города Витебщины: «Спал долго и до чая погулял на станции Езерище. Читал и еще гулял в Витебске и Орше. День был солнечный».

В последние дни российской монархии император вновь проезжает по Витебщине. Непрекращающиеся «беспорядки» в Петрограде заставили его 28 февраля покинуть Могилев и через Оршу, Вязьму ехать в Царское Село. Но удалось добраться только до Пскова, где вечером 2 марта был подписан манифест об отречении.

На следующий день бывший император через Двинск отправляется в Могилев, а 8 марта покидает город, записывая в дневнике следующее: «В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала... Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо».
SEO вне форума   Ответить с цитированием
9 участников поблагодарили SEO за этот пост:
bellok (15.12.2013), prostoolga (12.01.2014), snezok (15.12.2013), ДимаНастяМаксим (28.05.2014), доброе привидение каспер (11.01.2014), Екатерина111 (17.12.2013), Жанна (11.01.2014), Карамелька (11.01.2014), Созидатель (04.01.2014)
  Создать новую тему Ответ

  • Отправить тему на Google Google
  • Отправить тему на Facebook Facebook
  • Закладки

    Метки
    александр i, витебск, император, николай ii

    Опции темы
    Опции просмотра

    Ваши права в разделе
    Вы не можете создавать новые темы
    Вы не можете отвечать в темах
    Вы не можете прикреплять вложения
    Вы не можете редактировать свои сообщения
    Смайлы Вкл.
    [IMG] код Вкл.
    HTML код Выкл.
    Быстрый переход


    Часовой пояс GMT +3, время: 20:03.
    Powered by vBulletin® Version 3.8.4
    Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
    Integrated by BBPixel ©2003-2018, jvbPlugin
    Перевод: zCarot
    Copyright ©2008-2014, ditenok.com. Hosted by FastVPS